ГЛАВНАЯ          НОВОСТИ          ПУБЛИКАЦИИ          ФОТОГАЛЕРЕЯ          ВИДЕО          КОНТАКТЫ

Издательский отдел
Новости
Публикации
Фотогалерея
Документы
Тульские Епархиальные Ведомости
День Православной книги
Общество православных писателей
Анонс православных книг
Контакты













Аудиокнига проповедей митрополита
Тульского и Ефремовского АЛЕКСИЯ
- здесь






Публикации

21.06.2018

Три кита печатного слова: актуальность текста – ожидание читателя – интересы издателя

Сегодня для издательской деятельности открыты все возможности – есть что, для кого, на чем и с помощью чего издавать. Современные талантливые авторы обрели новый тип читателя, дизайн и полиграфия вышли на другой уровень, печатная техника, технологии и материалы достигли фантастических высот, но отчего-то путь хорошей книги стал еще более непростым. Чтобы разобраться в проблеме, обратимся к опыту тех, кто работает с книжным словом на всех этапах его рождения – специалистов из Москвы и Тулы.

Книга как послание

Разговор о судьбах современной книги хочется начать с воспоминания издательской секции проходивших в январе Международных Рождественских образовательных чтений в Москве на кафедре филологии и журналистики Московского православного института святого Иоанна Богослова – круглого стола «Актуальный текст», посвященного отношениям в вечной парадигме: автор – читатель – издатель. На нем обозначены основные проблемы современного книгоиздания.

    Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим (Творогов) считает, что трещина между духовным и светским растет, и миссия современных авторов – сделать литературу целостной, проникнутой ощущением присутствия Бога – теоцентричной, а значит, ведущей к спасению. Для воплощения такой миссии необходимы произведения высокого художественного уровня.

Специалист Управления делами Московской Патриархии, главный редактор портала «Приходы» Евгения Жуковская говорит, что в быстроменяющемся мире большого информационного потока понятия «публицист», «поэт» заменяются единым термином – «автор». Единицы читателей действительно интересуются богопознанием, евангельские смыслы и жизнь Церкви людям малоинтересны, происходит примитивное интеллектуальное богоискательство с уходом в мистицизм и эзотерику. Понятие Бога замещается, и задача православных писателей и издателей – прорваться через стереотип ложного богоискательства и рассказать об истинных ценностях христианства. Также есть проблема замкнутости художественной православной литературы в церковной среде. Большим успехом пользуются авторы, которые не называют себя православными, но имеют фундаментальные труды в светской плоскости. Делает ли Церковь шаги им навстречу? В списках номинантов Патриаршей литературной премии не хватает имен тех, кто пишет в русле христианского мышления, кого любят и читают в России и за рубежом.

     Журналист, писатель-публицист Мария Свешникова, автор книги «Хочу быть матушкой», также подчеркивает, что многие православные писатели начинали творчество как   малоизвестные светские литераторы, а успех пришел к ним, когда вера стала им лично близка, и в качестве примера приводит историю успеха Олеси Николаевой.

Владимир Лучанинов, главный редактор издательства «Никея», делится, что благодаря желанию донести христианское содержание до светского человека издательство нашло свою нишу, вышло на хороший уровень и способно «дружелюбно конкурировать» с издательством Сретенского монастыря. Православный сегмент книжного рынка сейчас переживает стагнацию – наступает трезвость, понимание, насколько сложно работать в книгоиздании. В церковной среде похожие процессы – много разочарования, выгорания. Ядро читательской аудитории «Никеи» – люди среднего возраста, ищущие ответы на духовные и житейские вопросы, и им нужны тексты, в которых эти ответы будут даны.

Говоря о продвижении, редактор отметил: честный маркетинг – это понимание своей аудитории, стремление донести книгу до человека, но не манипулировать его сознанием. Случайные покупатели забыли бумажный формат, они уходят в интернет-издания, в соцсети. Но формируется и принципиально новый, постоянный читатель бумажных книг – это образованный человек среднего возраста с жизненным опытом, заинтересованный в качестве текста и его глубоких смыслах. «Мир читателей становится более нацеленным на поиск и интеллектуальным, и нам нужно расти вместе с аудиторией», – сказал он.

Продвижение необходимо, но также важно, чтобы книга была неким посланием. В качестве примера он привел роман епископа Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые».

     Архимандрит Симеон (Томачинский), ректор Курской духовной семинарии, преподаватель МДА, в прошлом – директор издательства Сретенского монастыря, продолжил: «Несвятые святые» – не просто книга, это тектонический сдвиг в литературе, которому пока нет равных. Люди поняли, что духовные темы могут звучать ярко, нестандартно, непосредственно. Режиссировать успех книги невозможно – для этого нужна воля Божия и благоприятное стечение обстоятельств. Единственный рецепт – написать гениальное произведение и хорошо его «упаковать».

Засилье серого текста

Заместитель директора Фонда «Фома Центр» Алексей Соколов противопоставил писательство и журналистику: гениальная книга – это акт искусства, и его гениальность нельзя тиражировать. А вот текстоцентризм в сфере масс-медиа – ошибка: журналисты пытаются быть писателями, не понимая, что их труд – промышленный процесс, а их единственная цель – донести до читателя смысл событий. Художественное произведение требует именно креативных усилий, поэтому не может создаваться по коммерческим принципам – иначе это уже не литература.

     Преподаватель Иоанно-Богословского института Елена Жосул возразила, что как раз не наблюдает в современной журналистике креативного начала. По ее мнению, проблема православных сайтов и газет – обилие плохого, скучного, нечитабельного серого текста. Больше всего отталкивают «гробы» – большие куски официозного материала. Люди не разучились читать, они устали от конвейера авторской посредственности. Текст ради количества строк не имеет смысла, не можешь писать – поставь картинку, хороший заголовок – тоже часть журналистского мастерства.   Большинство региональных православных ресурсов читать невозможно, и с этим нужно что-то делать.

Как слово отзовется?

    Профессор Московского педагогического госуниверситета Янина Солдаткина поделилась: ее студентам-филологам близка классика, проникнутая христианскими идеями, и новая художественная проза – Водолазкин, Прилепин, Шаргунов, Сенчин. Им нравится ироничная, непосредственная интонация, цепляет образ святого в повседневной жизни, привлекают герои-праведники. Но вывеска православной литературы может отталкивать. Нельзя отпугивать молодежь темами, заявленными в лоб, необходимо находить новые формы диалога, и некоторым автором это талантливо удается.

Преподаватель МПИ святого Иоанна Богослова доцент кафедры филологии и журналистики Наталья Шалыгина высказала сожаление, что в книгоиздании много внимания уделяется рекламе, которая, по сути, является игрой на страстях. Агрессивный нейро-маркетинг и другие пути воздействия на подсознание открыты еще академиком Павловым, ими пользуются не только маркетологи, но и преступники. Но любое манипулирование не совместимо с христианским мировоззрением. Истинное продвижение книги происходит не по законам рынка, а по воле Божьей, поэтому нужная книжка или информация приходит к человеку именно в тот момент, когда она может быть им воспринята. «Художественные тексты живут независимо от того, кто их создал. Как они будут воздействовать на читателя, чем отзовутся? Нужно ответственнее относиться к роли автора, читателя, издателя», – подытожила она.

Профессор кафедры филологии и журналистики МПИ святого Иоанна Богослова Владимир Греков обозначил проблему переиздания классики, подчеркнув, что это та область, в которой невозможно отследить спрос и интерес. Большие серии, собрания сочинений почти не переиздаются, и это создает сложности – в библиотеках происходит естественный износ книг, изданных в 70-е – 80-е годы, а восполнить утраченное нечем. Переиздание такой литературы сегодня должно выйти на новый уровень, иначе мы потеряем ее массового читателя.

Главный редактор издательства «Летний сад» Вячеслав Кожемякин говорил о роли обложки в судьбе издания. Обложка – некий иероглиф, считывая который, человек верит, что его ожидания не будут обмануты. Приятно, когда достойная книга хорошо оформлена, но ценна она именно своим содержанием. Признак «настоящести» произведения – то, что оно помогает исцеляться от косности жизни.

Подводя итоги, епископ Питирим обозначил проблему «внутренней» цензуры Церкви, табуирования важных вопросов, широко обсуждаемых в обществе: «Сегодня в книгах и статьях мы избегаем остроты, не касаемся неудобных тем, сглаживаем углы. Но, если бы тот же отец Тихон лишил героев человеческих проявлений, мы не получили бы их такими живыми, настоящими. Поэтому мы обязаны быть искренними и правдивыми с читателем».

Хорошее издание – артефакт для ценителя

Будущее книги во многом зависит от полиграфистов. Но, поскольку ситуация на рынке книжной продукции остается сложной, типографии вынуждены жестко конкурировать. А чтобы не просто держаться на плаву, но нормально жить и развиваться, приходится прикладывать максимум маркетинговых и коммерческих усилий. Социальная роль книги входит в противоречие с реалиями рынка, а в них встреча читателя с достойным автором, с хорошим текстом может не произойти.

    Подробнее об этом беседуем с заместителем директора по экономике ООО «Тульская типография» Алексеем МЕРЗЛИКИНЫМ.

– Алексей Ильич, большинство тульских издательств и типографий давно не издают книги: перешли на упаковку, рекламную продукцию. Как Тульской типографии удается сохранять свой ассортимент?

–Типография имеет большую историю, она изначально создавалась ради производства книг. В советские годы печаталась классика, большие серии, современные московские и тульские авторы, продукцию отгружали вагонами, она расходилась по всей стране. Сейчас другие реалии, производить книги невыгодно. Падает платежеспособный спрос, в интернете правят дешевые или вовсе бесплатные книжные аналоги, плохо защищены авторские права. Сохраняют относительную дешевизну и продаются в основном книги массового спроса в мягком переплете – чем выше тираж, тем ниже стоимость.Продолжает держать высокие тиражи разве что детская и учебная литература. Совсем иное – художественные книги: судя по нашему производству, издатели стремятся предложить больше наименований и меньшую тиражность. В натуральных показателях получается то же количество книг, но больше разнообразия. Так стараются заполнять ассортимент магазинов, чтобы торговые сети не «проседали».

– А как ведут себя в смысле тиражей книги православных авторов, церковная литература, которую вы печатаете?

– Православная литература меньше подвержена влиянию интернета – ее выбирают читатели с ретроградным восприятием печатного слова, для которых книга – это труд многих людей, некий артефакт, который сам по себе имеет ценность. В этой нише меньше прослеживается тенденция спада, но и здесь проявляют себя общие тенденции – снижение уровня доходов населения, подорожание доллара, из-за которого растут цены на бумагу, соответственно вырастает стоимость издания. А ведь цена материалов, бумаги, краски – это более 50 процентов себестоимости книги. Мы – коммерческое предприятие, направленное на выпуск книг и брошюр тиражом не менее 2 тысяч, выпускать меньше нам нерентабельно. Востребованные издателями тиражи – это 500-700 тысяч экземпляров. Печатать больше, «замораживать деньги» и долго арендовать место на складе невыгодно им. Поэтому наш печатный ассортимент быстро обновляется.

– Кадровая проблема 10-15 лет назад в вашей отрасли была особенно актуальной, а что происходит с кадрами сейчас?

– Проблема остается, и ее корень – низкие зарплаты. Чтобы приобрести квалификацию печатника офсетной печати, нужно проработать на одном месте как минимум пять лет, остальные специалисты осваивают операции за 2-3 года, и далеко не каждый молодой человек готов на время обучения согласиться на скромную оплату своего труда. Кроме того, молодежь стремится осваивать новое, а учиться работать на старом оборудовании кажется ей нецелесообразным. На сегодня у нас трудится 250 человек, стараемся выплачивать зарплату, и хотя она небольшая, но стабильная.

– Российские полиграфисты наперебой говорят про износ оборудования. Правда ли, что приходится работать на машинах семидесятых годов прошлого века?

– Да, такая проблема есть, ничего нового не приобретаем – каждый месяц у типографии большие кредитные и лизинговые платежи, и даже у крупного предприятия нет возможности обновляться, модернизироваться – средств и так хватает впритык. О покупке техники могут думать те типографии, которые имеют бюджетное финансирование, печатают социально значимые виды литературы. Пример – республиканские типографии, взять хотя бы типографию в Республике Татарстан, ей государство дает беспроцентные кредиты, поскольку там издается самобытная национальная литература и учебники на татарском языке.

– Может быть, в этой ситуации в книгоиздании пора менять стереотипы – искать новые издательские принципы и подходы?

– Очевидно, да. За рубежом набирает популярность новая издательская технология «print-on-demand» – это когда создается электронный макет книги и печатается несколько ее пробных экземпляров, а печать новых экземпляров происходит только по заказу. К этому принципу и в нашей стране стремятся все крупные сети. Было бы полезно внедрить такую систему заказов в розничных магазинах – человек пришел, книги в наличии нет, но он посмотрел ее электронный аналог, сделал заказ, и через несколько дней может забрать свежеотпечатанные томики. Такая предоплаченная система дает издателям и полиграфистам хорошую возможность не «накручивать» проценты от потерь, хранения на складе и транспортировки на стоимость книги, а значит, и покупателю предложить более выгодную цену, так что применение технологии выгодно всем. Но в России это начинание не в очень-то обозримой перспективе. А пока издатели сосредоточены на защите авторских прав, в их интересах, чтобы стоимость книги в электронном формате была сопоставима с ценой бумажной. Но пока это не получило массового распространения – в интернете идет массовое бесплатное скачивание, и масштабы проблемы, убытки от нее по-прежнему велики. Конечно, ситуация со временем изменится, художественная литература в своей печатной версии трансформируется, будут доминировать другие технологии, но и офсетная печать будет жить, ведь останутся и большие тиражи. Сейчас набирает популярность цифровая печать, при которой любой быстро обученный человек с навыками работы на ПК легко подготовит издание, а в руках профессиональных пользователей издательские программы и вовсе творят чудеса. Процесс работы на «цифре» максимально упрощен – не надо производить сложные офсетные формы, запускать и загружать большие машины. Но и у цифровой печати есть недостатки – это тираж менее тысячи экземпляров, высокая стоимость изданий. Цифровая печать использует бумагу только хорошего качества, так что удешевить цену экземпляра может лишь старый добрый «офсет». В Туле он сохранился в редких типографиях.

– Как это сказалось на ассортименте тульской печатной продукции?

– С закрытием производственной площадки «Лев Толстой» многие издания закрылись, некоторые постепенно сошли на нет. Сейчас тульские областные газеты и журналы печатаются в основном в Орле, в Рязани, тиражность крупнейших периодических изданий в Туле и по стране ощутимо снизилась, печатные СМИ все больше переходят в электронный формат. В этом сыграла роль и реклама, точнее, ее отсутствие – газеты и журналы оказались менее востребованными как источник рекламной информации, в них она признана малоэффективной. Реклама стала более скрытой и ненавязчивой, она четко разделяет потребителей на группы и не распыляется на остальных, поэтому из газет перешла в интернет, в социальные сети. Для периодической печати это приближает закат.

– Может ли руководство типографии выбирать определенный книжный ассортимент, способствовать выходу в свет какой-то конкретной литературы?

– Конечно, нет. Полиграфические работы – это технический момент, здесь нет политики, что печатать, а что нет – мы не можем принимать такие решения, беремся за любой заказ, ведь на сегодня это вопрос выживания. Типография – как портной: есть макеты книг, задан тираж, иногда издатели сами покупают материалы, а мы сделали и отдали.

Правда, сами издатели следят, чтобы в их издания не проникали ложь и клевета, они сами заинтересованы в законном содержании, ведь последствия публикации таких текстов наказуемы и им не выгодны. А вся православная литература рецензируется Издательским Советом РПЦ, поэтому отбор, отсеивание есть, и это снимает с нас ответственность.

– Над какими заказами, в основном, работает Тульская типография?

– Больше всего печатаем учебников сезонность февраль-август, в эти месяцы типография получает 80 процентов прибыли, за счет них и живем. Учебной литературы выпускаем много, в сжатые сроки, издатели имеют обязательства по остаткам, а мы имеем возможность предлагать хорошую цену. Считаю, что важно сохранить учебники в бумажном виде – доказано, что в процессе обучения они эффективнее. Для детей необходимы и «живые» бумажные, а не виртуальные конструкторы и раскраски, которые развивают мелкую моторику.

В остальное время производим художественные книги тиражами от 2 до 5 тысяч экземпляров, изредка бестселлеры и новинки выходят по 10-12 тысяч. Конечно, это уже «архаичная история», сегмент для ценителей, которые любят тактильно ощущать печатное слово, поэтому внешний вид книги выходит на первое место. В любом книжном магазине вы нагляднее всего увидите новые подходы в дизайне и оформлении продукции и разнообразие технологий: сегодня это выборочный лак, тиснение фольгой и прочее.

Из православной литературы наша типография печатает молитвословы, «Псалтыри», есть и художественная православная литература. Раньше хорошо «шла» Юлия Вознесенская, ее книга «Мои посмертные приключения» пару лет назад издавалась у нас по 10 тысяч экземпляров, но на фоне спада и она меньше пользуется спросом – выходит маленькими партиями под заказ интернет-магазинов.

– Полиграфия всегда была непростой сферой деятельности, время сделало ее особенно сложной. Что она значит лично для Вас?

– Моя жизнь давно связана с полиграфией – оканчивал полиграфический институт, с 2001 года работаю в Тульской типографии. Переживаю за отрасль, всегда был и остаюсь сторонником сохранения предприятия. Его закрытие для региона стало бы потерей, ведь, кроме производственной пользы, есть и другие важные факторы: могут лишиться работы люди уникальных профессий, которые всю жизнь заняты в полиграфии, здесь же за свой достойный труд они имеют уровень зарплаты, достаточный для жизни.

На производстве мы все знаем, многое умеем. Наше оборудование работает – по-прежнему выпускает книги, и, хотя бывают небольшие простои, поломки, но мы их устраняем и движемся дальше. Да, перспективы туманные, но мы не падаем духом – строим планы, обеспечиваем загрузку производственным площадям. Что может изменить положение отрасли к лучшему, так это поддержка государства. Необходима государственная политика – установление специальных цен на отечественную бумагу, пошлины на бумагу, ввозимую из-за рубежа, льготы на оборудование, целевые кредиты на выгодных условиях. Печатной отрасли сложно – долго и тяжело продаются книги, растут цены на материалы, дорожают энергоносители. Нельзя вечно подстраиваться под отпускные цены, но нельзя и повышать их, иначе издания просто не купят, а многие книжные серии закроются. Стоит признать, иногда буквально копейки решают судьбу хорошей книги…

Беседовала Валентина Киденко

На книжную новинку приходится откладывать

Что выбирает читатель в Тульской области и других регионах России? Отвечают специалисты по продажам православного и светского сегментов книжного рынка.

Читают про счастье

Ольга ШЕРЕМЕТЬЕВА, книжный распространитель Издательства Сретенского монастыря: «По работе бываю в разных городах России, на книжных выставках и ярмарках, по сравнению с прошлыми годами спрос все-таки снижается. В епархиях востребована разная литература, на это влияет уровень воцерковленности людей, их духовные запросы. В Туле на выставке-ярмарке «Тула Православная» читатели очень активно спрашивали и богословские, и художественные книги, покупали сборники бесед популярного сегодня архим. Андрея (Конаноса). В Ярославле вообще не интересовались святоотеческой литературой, но раскупали «Несвятых святых», в Вологде и Самаре, напротив, спрашивали сочинения святых отцов, богословскую литературу. Свободных средств у людей мало, но покупатели нам говорили, что откладывали заранее, чтобы приобрести какую-то книгу. Книги нашего издательства на удивление хорошо встречали в Казани, в регионе, где православие соседствует с мусульманством – там расхватывали духовную литературу. Что касается авторов, то раньше был очень востребован Ткачев, но теперь многие его книги есть на православных ресурсах, где их можно слушать и читать он-лайн, поэтому спрос на бумажные носители упал. Меньше продаются и «Несвятые святые» – феноменальная книга, на средства от продаж которой был построен храм. Реже покупается и «Красная Пасха» Павловой. По-прежнему интересна Олеся Николаева, Разумовская с воспоминаниями о дореволюционной России. Дневники, книги о Царской семье читателям нравятся, исторический пласт пользуется интересом. Из новинок популярен и Илларион Алфеев с многотомным циклом о Христе. Выручает и классика: Шмелев и Лесков всегда читаемы православными людьми. Как ни странно, детская литература раскупается мало, а вот книги, адресованные родителям о детях, расходятся быстро. Удачными можно признать издания по-доброму конкурирующего со Сретенским монастырем молодого издательства «Никея» о счастье, отцовстве, семейных отношениях.

Прикладная психология с православным взглядом на мир полезна и интересна многим.

Сканворды правят балом

Елена ПЕТРОВА, директор книжного магазина в Туле: «Продажа книг в нашем городе остается неприбыльным делом. Занимаюсь этим, поскольку считаю это дело важным, кроме книг, не хочу заниматься ничем другим. Но скажу, что даже детская литература, которая раньше пользовалась спросом, сдает свои позиции. Время течет, интересы меняются, ритм жизни другой. Читают вообще меньше, а кто этим увлечен, все больше скачивают. Мамы и папы – поколение 90-х – неохотно прививают культуру чтения своим детям. Книжки малышам покупают в основном бабушки, они же иногда приводят внуков в книжный магазин. Я сама бабушка и ратую за чтение бумажных книг, за русскую литературу, народные сказки, а не за гаджеты. Другая беда – то, что денег у населения нет, покупают в основном копеечные книги в мягком переплете, простые серии для чтения в транспорте, как говорится, «чтиво»: любовные романы, детективы, кроссворды-сканворды. Цены растут, и, хотя наценка магазина минимальная, но людям все равно дорого. Представьте, новая книга популярного Акунина стоит 600 рублей! Словом, русские и зарубежные бестселлеры купить может не каждый. Последние 5 лет магазин выживает благодаря продажам не книг, а, скорее, сувенирной продукции – плакатов для детских садов и школ, бумажного оформления для свадеб и детских праздников. И это очень печальная тенденция.

     Прот. Максим ТРОЕГЛАЗОВ: «По литературе можно судить, как меняется жизнь Церкви»

– Считаю, что церковное православное книгоиздание вышло на новый уровень. У православной книги сегодня другой, новый образ, чему способствуют продуманный дизайн, стильная и концептуальная обложка, качественная печать, безупречное техническое оформление. Все это – безусловная заслуга Издательского Совета и его проекта по рецензированию литературы.

Несколько лет тому назад Святейший Патриарх Кирилл говорил о том, что необходимо наполнить рынок «вкусной качественной литературой», и этот посыл услышан.

Заметно растет интерес к церковной беллетристике – ею рынок переполнен, появляются новые авторы, темы, сюжеты, и люди охотно ее читают.

При этом гораздо тяжелее находить нормальную, серьезную, качественную богословскую литературу. Если таковая появляется на прилавках, то лишь небольшим тиражом, и среди ценителей разлетается молниеносно. Печально, что ее тиражи падают – книги перестают печатать, а те, что есть, выходят в малодоступных подарочных сувенирных изданиях. А ведь за нами следом идет то поколение, которое хотело бы изучать святоотеческое наследие, но при таком огромном количестве всех видов литературы именно святые отцы ему малодоступны.

Думаю, необходим некий благотворительный проект Издательства Московской Патриархии, Ассоциации православных книгоиздателей по насыщению рынка духовно значимой, пусть и не быстро приносящей прибыль книгой. Мы ведь не за рублем гонимся – нужно просвещать людей, развивать у народа вкус к духовной литературе. Сегодня эти вкусы в разных городах России разнятся, и это показатель духовного уровня и духовных запросов: так, в некоторых регионах не интересуются серьезной богословской литературой, читают одну художественную, в других покупают научную. Хорошо бы, чтобы интерес был разносторонним, ведь спрос в наши дни определяет предложение – то, что больше востребовано, то и выпускают. Но ведь коммерческий подход не совпадает с целями духовного просвещения – стратегически важным замыслом Церкви. Необходимы издательские инициативы и долгосрочные проекты, насыщающие рынок глубокой духовной книгой, которая поначалу, возможно, будет нерентабельной, зато со временем станет популярной и востребованной.

Теория богословской мысли записана в веках и содержит дух Вечности. То, что сказал апостол Павел, стало Священным Писанием, а то, что написали святые отцы, стало для нас мудрым и поучительным уроком. Творения святых отцов – Василий Великий, Григорий Богослов, Ефрем Сирин – могут найти путь к своему читателю. Для этого важны копеечные издания в мягкой обложке, которые люди возьмут и будут читать. Для истинного ценителя слова не так важно роскошное издание на полке – пусть оно будет смиренное, доступное по цене. Цена сегодня играет роль: важно купить необходимое для семьи, хлеба насущного себе и детям, но также хочется приобрести хорошую книгу. Другая проблема – исчезло более близкое к нам по времени богословское сообщество: Мейендорф, Афанасьев, Керн, Шмеман и другие авторы из разряда учителей Церкви. Как председатель епархиального издательского отдела бываю на книжных выставках и наблюдаю, что эти имена на прилавках встречаются все реже. А ведь они вечно актуальны! Помню, как, окончив курс семинарии и прочитав их труды, мы наполнялись иным взглядом на духовность, на церковную жизнь, что-то меняли в церковной практике.

Обобщая проблемы книгоиздания, отмечу, что меняется само содержание православной книги – литература становится более легкой, стремится к примитивизму, а ведь, с духовной точки зрения, должно быть иначе – не слову нужно опрощаться до нас, а нам – дорастать до высокого содержания. В серьезной богословской книге всегда есть о чем задуматься, она помогает работать над своей душой, расти и укрепляться в вере.

Стоит сказать, что отбор православной литературы, проводимый Издательским Советом РПЦ, очень жесткий, что не может не радовать. Потому что это избавило книжный рынок от фарисейского духа – с прилавков церковных лавок исчезли печатные свидетельства сомнительного содержания о чудесах и невероятных явлениях, и верующие стали понимать, что их вера должна быть не народным суеверием, а прочным духовным фундаментом жизни, чтобы на эту твердыню опираться и твердо в ней стоять.

Характер православной литературы за последние десятилетия принципиально изменился. До революции церковной художественной литературы как таковой не было – печатались либо научные труды, либо классики богословской мысли. А то, что писали светские классики-беллетристы, безусловно, несло высокие морально-нравственные идеалы, но описывалось не в русле церковной жизни, не через призму церковного мировоззрения. Сейчас мы встречаем качественную и глубокую прозу о самой Церкви и жизни в ней: о духовных переживаниях христиан, о выборе, о нравственном долге. Человек ощущает себя членом Церкви и в соответствии с этим принимает решения. И подобные герои и сюжеты способны воздействовать духовно, могут что-то изменить в нашей жизни.

По состоянию литературы мы можем судить о том, что жизнь Церкви изменилась. Такого не было ни в одну эпоху, чтобы Церковь свободно писала, издавала и распространяла собственные книги. Сегодня мы можем писать церковно на церковные темы, обсуждать проблемы, высказывать разные точки зрения. Церковь может критиковать саму себя в литературе и церковной жизни. И это показатель того, что, помимо евангельской мысли о спасении, об обожении человека, о вечности у Церкви появилась мысль о ее другом важном измерении – повседневном. Есть наши будни, где нужно уметь жить по-христиански: поститься, молиться, созидать семьи, растить детей. Церковь без дел мертва, и нас, христиан, не может не радовать, что многие ее благие дела становятся явными благодаря современной православной литературе.

Валентина КИДЕНКО

Фото из открытых источников


Возврат к списку